_Сэл_
Или ты смеешься над жизнью, или жизнь смеется над тобой.
еще одна идея, забредшая в мою голову.
название пока не имеет
эпилог, глава 1, глава2

ЭПИЛОГ.

12 мая 156 года от начала правления Светлых князей. День ярморки.

12 мая всегда было праздником во всей Империи Светлых князей. К чему он был приурочен не помнил точно никто. Достоверно было известно только то, что этот праздник пришел издалека и очень давно, и что его всегда праздновали пышными ярмарками, карнавалами и другими увеселениями.
Этот год не был исключением и для Сапфира, города, расположенного неподалеку от Столицы Империи. С самого утра на главной площади начали возводится шатры и открываться торговые точки. Товар в этот день был особенно разнообразным, и помимо множества продуктов, расположенных на прилавках, на площади можно было увидеть какие-то вывески, обещающие удовлетворить самые прихотливые требования клиентов любых сословий и родов занятий. Совсем рядом можно было увидеть лавку рыбака, продувающего сегодняшний утренний улов, и редкого для этих краев негра, прошедшего через полконтинента для того, чтобы принять участие в сегодняшнем празднестве и предложить публике экзотическое представление, состоящее из восхитительных танцев и замечательной музыки.
С высоты неба все это великолепие освещало яркое солнце. День был на редкость погож для обычно дождливой первой половины мая. И естественно, в такой хорошей день не хотелось заниматься серьезными делами. Единственным желанием множества людей, столпившихся на главной площади было приобрести как можно больше разнообразного товара по минимальной цене. Не мало было и праздно шатающихся, пришедших просто поглазеть по сторонам и возможности послушать последние сплетни и новости.
Кабаки, забегаловки и рестораны работали в этот день дольше обычного, и не закрывались до самого рассвета для всех желающих посетить эти заведения. Обычно таких находилось более чем достаточно, и к утру их приходилось разводить, а то и разносить по домам.
В общем, каждый проводил этот день так, как хотел, не получая при этом от родных и окружающих замечаний и нарицаний. Ну, за исключением разве что самых буйных и ленивых. Первые обычно просыпались в ближайшем отделении патруля, охраняющего город, вторые – в собственных постелях, из которых не вылезали даже по такому поводу, как праздники и общественные гулянки.
Развлекались двое детей князя Владимира Сапфирского, предки которого в свое время и основали славный город. Еще с утра они с родственниками приехали из родового замка, расположенного в милях семи от города. Парень пятнадцати лет и девчонка - тринадцати гуляли по улочкам, образованными на площади пестрыми палатками и шатрами заезжих торговцев. Они попеременно восхищались тем или иным товаром, выложены на прилавках.
-Сэта, пойдем посмотрим оружие? – спросил мальчик у сестры, и не дождавшись ответа, взял ее за руку и потянул в сторону оружейной лавки. Но до лавки они не добрались, их отвлекли ароматы свежеиспеченных булочек, доносившиеся из соседней улочки.
-Дэн, давай купим булочки? – предложила Сэта, подбегая к концу очереди, выстроившейся пред торговкой.
Примерно через часа два Сэта с братом вернулись к оружейной палатке. Оружие, предоставленное на выбор покупателю было самым разнообразным. От самых дешевых ножей, которые можно было купить за сущие гроши, до искусно выполненных длинных клинков, покрытых причудливой вязью и стоивших целое состояние. Дэн живо заинтересовался образцами западных рапир, изготавливаемых в соседнем государстве. Последние два месяца учитель фехтования, недавно вернувшийся из поездки в Европу, всячески расхваливал преимущества данных рапир перед другими видами подобного оружия, но у него не было образца, чтобы наглядно показать ученику достоинства такого оружия. И теперь Дэн прикидывал, хватит ли у него денег, чтобы купить одну из рапир. Особенно ему понравилась одна из них, украшенная по эфесу тонкой серебряной проволокой, переплетенной красивым узором. Он уже собирался попросить продавца показать ему рапиру поближе, когда заметил выражение лица сестры. Сэта неотрывно смотрела куда-то вглубь палатки , чуть склонив голову набок, и не произнося ни слова.
- Сэта? – позвал он сестру. Никакой реакции на свое имя со стороны сестры не последовало, что еще больше взволновало Дэна. – Сэта? – далее у сестренки в мозгу пошли какие-то странные реакции. Она шагнула вперед, в палатку и протянула руку к какому-то не то шесту, не то копью со странным навершием. Торговец слегка смутился от такой наглости, но быстро пришел в себя и хотел уж было вставить, что товар можно трогать , только если собрались его купить, а еще лучше после оплаты. Но не успел…
Этот самый наконечник засветился мягким желтоватым цветом. Теперь уже все, кто стоял поблизости обратили внимание на странную сцену, разыгравшуюся перед ними. Большинство присутствующих знали молодых людей и теперь в спешном порядке соображали нужно будет докладывать об этом происшествии ее отцу, или так обойдется.
Проходившая мимо гадалка остановилась и пристально посмотрела на девушку, как будто с надеждой на что-то еще. Камень перестал светиться и Сэта удивленно посмотрела на руку, в которой сжимала древко.

Глава 1.

Так, где-то тут было платье. По крайней мере вчера я его видела. Ну ведь было же. Так…. щас раскопаю завалы одежды… ага, нашла. Теперь его погладить и готово. Посмотрелась в зеркало, вроде ничего. Длинные черные волосы, светлая кожа, симпатичная мордашка, пусть и чуть расцарапанная. Платье довольно простое, но вместе с тем не лишенное привлекательности, подчеркивает стройную фигуру.. Царапина на всю левую щеку чуть покрасневшая, но все лучше, чем вчера, когда у меня с подбородка кровь капала и все в замке при виде меня сбежались в большую толпу и начали причитать. Прибила б всех жалельщиков. Ладно если бы еще действительно жалко было, а то для виду, из любопытства… подумаешь, чуть щеку поцарапала веткой, когда с дерева падала… кости целы и нормально.
- Сэта, ты идешь? - как всегда без стука ввалился в мою комнату любимый братик.
- А если б я тут голая стояла, - оглянулась я.
- А чего я там не видел? – нагло осведомился он, из комнаты не вышел и сел на кровать. – Так ты идешь, нет?
- А куда я денусь? – с кислой мордой ответила я. – И чего папе от нас надо?
Папа за последние девять лет успел овдоветь и снова жениться на какой-то не известной мне ранее вдове какого-то там князя и удочерить ее ребенка. С новоприобретенной сестренкой Карой мы быстро подружились, благо она была всего на год старше меня и на год младше Дэна, а вот с мачехой, при внешне вполне приличном общении, вели жестокую холодную войну. Мы друг другу активно не нравились.
- Не от нас, от тебя, - начал Дэн, - тут какое дело… Пока ты вчера у своей гадалки-знахарки училась, к нам наведался барон Романски и сказал, что свататься к тебе приехал. А святой отец Пин, который вчера у нас полдня сидел, подлил масла в огонь, объявив, что церковь одобряет подобное богоугодное дело и считает сей союз чуть ли не священным даром небес и заранее его благословляет. Короче, прижали папу со всех сторон, особенно после того, как мачеха наша «обожаемая» согласилась на помолвку Заочно, так сказать. А кстати, где вы вчера были, что ты с расцарапанной мордашкой приперлась?
Я тупо пялилась в одну розочку на лепнине, украшавшей потолок и пыталась засунуть злость туда откуда она приперлась, но потом речь зашла о мачехе и я подумала, что лучше всего эту самую злость засунуть ей в … А когда Дэн начал говорить о заочной помолвке (это милый такой обрядик, когда невестиным мнением никто вообще не интересуется, и ее сватают к тому, кто собственно согласится, или предложит) я уже была не просто зла, я была в ярости и плевать мне было на ее последствия. Прошипев «Убью к чертовой матери» я выскочила из комнаты и понеслась по коридорам, оставив вопрос братика без ответа. Собственно, я его и не слышала практически.
Дэн, наверно, вышел следом за мной, потому что в папин кабинет мы влетели практически одновременно. Папа сидел за столом, схватившись за голову, а перед ним расхаживала целая делегация сватовщиков: святой отец Пин, моя распрекрасная мачеха Дориана и, собственно, женишок чертов. Я с перекошенным лицом набросилась на мачеху, и сшибив ее с ног, заорала:
- Черта с два я выйду замуж за этого… - далее сплошным потоком шли непечатные слова. Женишок, чтоб его молнией шибануло, смотрел на меня с какой-то корявой ухмылкой, священник был в шоке от меня в частности и от моего поведения в особенности, а папа с обреченностью смотрел на разыгрывающийся перед ним спектакль.
– Стерва проклятая, ничего у тебя не выйдет, - тут я уже схватила ее за шею и приготовилась настучать ее холеной прической об пол, да посильнее. Дэн, не сумев оттащить меня от мачехи, начал отжимать мои руки от шеи этой стервы. Женишок оскаблился пуще прежнего, а святой отец на распев начал читать молитву во спасение заблудшей души, моей то бишь, перемеживая ее выражениями типа: «хорошо все-таки, что вы ее замуж выдаете».
Минуты через две папе надоел весь этот балаган и он заорал:
- Молчать всем. – Все послушно заткнулись. – Сэта, отпусти, пожалуйста, Дориану, а то задушишь еще, потом проблем не оберемся, - обратился он ко мне. Да жалко мне что ли, пусть живет, потом я ей еще припомню… я послушно разжала руки и встала. – Так, а теперь выйдите все, кроме Дэна и Cэты.
Святой отец помог встать мачехе, и взяв ее под руку вывел в коридор. Барон Романски, проходя мимо меня приостановился и прошипел:
- Люблю строптивых…
У меня аж мурашки по спине заползали, силясь предупредить мозг об опасности в лице этого примерзкого во всех отношениях типа. Когда дверь в кабинет закрылась, мы с Дэном повернулись к папе. Тот встал из-за стола и начал расхаживать из угла в угол. Примерно на третьем кругу я собралась задать вопрос из серии «Какого лешего?», но не успела.
- У меня попросту не осталось выбора, - повернувшись ко мне лицом сказал папа с сожалением. – Скорее всего они просчитали все заранее. Этот брак будет выгоден и для барона, так как он станет очередным, и далеко не последним, претендентом на трон, и церкви, которая совершит показательный обряд бракосочетания между двумя представителями древнего рода. Особенно благополучным для них будет то, что ты не христианка, и этот брак можно будет разыграть как возвращение к истиной вере. Да еще Дориана дала согласие, а заткнуть ее во время никто не успел. Прости.
Ну почему вечно со мной всякая фигня приключается? Почему именно со мной?
- А расторгнуть эту помолвку никак нельзя? Этот барон, чтоб его, уже похоронил четырех жен за последние пять лет. Погибли они все при довольно странных обстоятельствах. И извини, но следующей я быть не хочу. Я вообще замуж не хочу, - снова начала закипать я.
- Смерть его жен во всех случаях была признана несчастными случаями, и доказать обратное вряд ли получится. Боюсь, что пути назад нет. Брак лишь дело времени, а уж Дориана давно пытается сбагрить тебя хоть куда-нибудь. – да уж, женился батюшка на свою голову.
- Я, пожалуй, пойду. – Покосилась я на дверь.
Папа махнул рукой на прощание и попросил позвать «этих клоунов», стоящих за дверью. Дэн решил остаться послушать что там еще говорить будут, сказал, что попозже ко мне зайдет.
Из кабинета я выползла с осознанием полной обреченности. Нужно было что-то делать, но вот кто бы подсказал что именно. Когда все зашли в кабинет, я сползла по стеночке на пол и тут же услышала голос Дэна. Так не орала даже я.
- А у нее спросили? Чего хочет она? – не знаю, на кого он там кричал, но догадываюсь, что на всех вместе взятых. А мачеха, понятно, не удержалась и добавила свои пять копеек:
- Все лучше, чем оставаться непорочной старой девой.
Ха-ха, это она основываясь на личном опыте, что ли?
- В отличии от Вас, дорогая матушшшшка, она не старая, двадцать два против Ваших «за тридцать» очень даже выигрывают, - я тихонько хихикнула. Дориана вечно носилась со своим возрастом, как курица с яйцом, и все время утверждает, что ей слегка за тридцать. Учитывая, что ее дочери уже двадцать три года утверждение звучит несколько двусмысленно, на мой взгляд. Она же не в десять-пятнадцать родила. Хотя, от нее всякого можно ожидать. – А непорочная она опять-таки только в сравнении с Вами. До Вас любой далеко. – Верно подмечено, жаль я сейчас рожу мачехи не вижу, забавное, должно быть зрелище… - Да и на «деву» она не тянет, характер не тот; поэтому на Вашем месте я бы был поаккуратнее с тем, что пью. Сэта не только башкой об пол настучать может, но и подсыпать чего в чай. Случайно, разумеется. – Кстати, хорошая идея, надо над ней поработать.
Последнее замечание явно не пришлось мачехе по вкусу и она заверещала:
- Дорогой, твой сын меня оскорбляет. Причем прилюдно. Сколько можно терпеть всякие пакости от этих юных нахалов, которые абсолютно меня не ценят… – и так далее…
На фоне этой тирады было слышно тихое бурчание, как будто что-то где-то булькало. Наверно, отец Пин какую-нибудь молитву читает. Нечто вроде молебна о спасении души, увядшей в грехе сквернословия.
Я поднялась с пола и пошла в Холл замка. Толку тут сидеть нет никакого, а так может еще чего интересного узнаю. Внизу вечно толпится куча народа с непонятными целями. Одни вроде приходят к папе по делам, некоторые заскакивают к матушке, но долго, как правило, не задерживаются (оно и верно, чего задерживаться, если отравить ее не получилось, а обсуждать с ней что-либо без оскорблений с ее стороны не возможно). Иногда к нам с Дэном и Карой заглядывали друзья из ближайшего (Сапфира, то бишь) города или деревни, которая располагалась все ж чуток поближе (всего то и надо было, что выйти за ворота и пройти где-то с милю на запад – дело двадцати минут), но народ там был более занят, чем в городе. Кроме того, внизу всегда находились слуги, которые тоже не прочь были посплетничать, и зачастую знали гораздо больше самих хозяев.
Спустившись вниз я увидала, что двое слуг таскают чемоданы, и только тогда вспомнила, что сегодня должна приехать Кара, которая уезжала к своей бабушке на несколько недель (которые растянулись в два с половиной месяца). За лакеями с чемоданами вошла сестренка и тут же кинулась ко мне:
- Так и знала, что никуда не надо уезжать. Тут без меня оказывается жизнь кипит и бурлит, а я не в курсе. Кто он? Симпатичный, нет? Хотя, если богатый и молодой, то можно и не самого красивого. Главное чтобы внимательный был, да? Рассказывай, - потребовала она и выжидающе на меня уставилась.
Я в очередной раз подивилась тому, как два родственника, особенно, если это мать и дочь, могут быть так не похожи друг на друга. Ни внешне, ни внутренне. Если Дориана была тощая, как палка (то есть, по ее словам, – стройная) вечно затянутая в корсет до осиной талии брюнетка со строгими, и пожалуй, даже стервозными, чертами лица, то ее дочь была миловидной блондинкой с вполне приличным характером. Единственным ее недостатком являлось неуемное любопытство, в удовлетворении которого она редко перед чем останавливалась.
- Это барон Романски, - с плохо скрываемым отвращением к жениху выдавила я .
Кара ахнула, взяла меня за руку и потащила в свою комнату. Как только мы зашли она предложила мне сесть, закрыла дверь на ключ, и покопавшись в чемодане вытащила из его недр какую-то бутылку.
- Такие новости надо запивать, - ответила она на мой удивленный взгляд, разливая по бокалам вино. – Держи.
Я покорно взяла бокал и залпом выпила все красное вино, что в нем плескалось. По груди медленно растеклось тепло и стало немного лучше. Я протянула бокал Каре, и она, понимая мое состояние, налила еще вина.
- Твоя матушка всегда была такой стервой? – задала я давно интересующий меня вопрос.
Теперь уже Кара залпом осушила содержимое бокала, посмотрела на меня сквозь стекло бутылки и плеснула себе еще немного вина. Блин, напьемся сейчас, потом опять упреки слушать. А-а, по-фиг…
- Всегда, - с сожалением ответила Кара. – Я когда-то папе такой же вопрос задала. И получила такой же ответ. Она всегда хотела жить в свое удовольствие, так, чтобы и денег много и положение при дворе более, чем приличное. В общем, всегда делала все по расчету, а рассчитывала все далеко вперед. – Кара глубоко вздохнула и продолжила: - она за этим и вышла замуж за моего отца, да и за твоего тоже. – Еще один бокал вина был выпит, и был налит следующий. – А потом родилась я. Папа говорил, что она вообще детей не хотела, но он настоял на том, что должен быть хоть какой-то наследник, ну, или хотя бы наследница. А в завещании указал, что если она каким-либо образом причинит мне вред, или пойдет против моего мнения в моих интересах, то она автоматически лишается всего наследства полностью. Так что, ничто уже матушке не поможет, да и никто тоже.
Мда, ну и история. Это еще круче, чем мое замужество. Неудивительно, что между ними никогда не чувствовалось близких отношений. Даже неизвестно кому лучше: мне-то она все-таки мачеха, а ей мать родная.
- Это она помолвку устроила, да? – прервала мои размышления Кара. Я угрюмо кивнула, допила вино и налила себе еще.
Мы обе сидели молча. Чего говорить не знали ни я, ни она. Да, собственно и незачем. Все и так понятно. И выхода она, судя по всему тоже не видела.
Тут резко дернулась дверь. Мы с Карой уставились на нее, как на пришельца с другой планеты. Но видимо кто-то решил не сдаваться, и дернув для приличия еще пару раз, заорал:
- Вы там, нет? – для большей убедительности в своем намерении зайти, Дэн постучал кулаком по двери. Кара встала и пошла открывать. Я же вновь потянулась за бутылкой. Блин, ненавижу пить с тоски, горя или еще чего подобного. Мысли остаются на месте, и легче практически не становится.
Когда Кара открыла дверь, Дэн ввалился в комнату и тут же плюхнулся на кровать. Но потом увидел бутылку, и заграбастал ее себе в безраздельное пользовании, отхлебнув вина прямо из горлышка. Кара вновь заперла дверь, и села рядом со мной на диван.
- Что будем делать? – Озвучил Дэн вопрос, над которым я размышляю все утро.
- А отказаться никак нельзя? – Кара переводила взгляд с меня на Дэна и обратно. – наверняка же есть способы разорвать помолвку. В крайнем случае, сказать, что Сэта уже замужем, а многомужество у нас запрещено.
- Брак должен быть подтвержден какими-нибудь документами, или обряд должен быть магический, так, чтобы его сила имела бОльшую, нежели гражданский…
Дальше я не слушала. Мое внимание зацепило слово «магический». Пару лет назад Силена (это моя наставница, «гадалка-знахарка», как ее называет Дэн) говорила, что браки, заключенные высшими существами, имеют силу, большую, нежели человеческие обряды, и, при определенных обстоятельствах, могут не только расторгать помолвки, совершенные без согласия кого-либо из сторон, и даже браки. Я резво соскочила с дивана, и понеслась в направлении двери, провожаемая двумя удивленными взглядами.


Поменяв платье на брюки и свободную блузку, я вышла из замка и направилась в деревню. Силена жила на ее окраине. В самой деревне ее не очень любили, хоть и уважали, поэтому селится где-нибудь ближе, чем на окраине она не хотела. Жила одна, детей не имела, правда в разговорах пару раз упоминала, что у нее есть не то внук, не то правнук, учеников не брала. Почему согласилась учить меня до сих пор не понятно не деревенским, ни мне. Да и согласилась – это не совсем верно. Скорее уж сама предложила. На той самой ярмарке, девять лет назад, она подошла ко мне и сказала, именно сказала, а не спросила, что я буду ее ученицей и преемницей. Я сперва не восприняла ее всерьез, а потом подумала: «а почему бы и нет?».
Примерно через час я подошла к домику Силены и постучала в дверь. Никто не отозвался. Я уж подумала было, что Силена ушла куда-нибудь, в конце концов мы не договаривались, что я сегодня приду. Я развернулась и собралась спустится с крыльца, но тут меня втянула в дом сильная рука:
- Молчи. – сказала Силена. – тебя кто-нибудь видел?
- Нет.
- Кто знает, что ты пошла сюда?
- Да вроде никто. Я никого не предупреждала. А что случилось?
- Пока ничего, но к ночи сюда нагрянут довольно неприятные типы, - хищно улыбнулась наставница. Да, не повезло этим типам, я им заранее сочувствую. Силена всегда замечательно дралась, особенно если это было нужно, чтобы спасти жизнь. И учила примерно так же, по принципу: «лучше сама убью, чем какой-нибудь вор в подворотне». – так, забирай вот этот рюкзак и карту. Там отмечен путь, по которому можно добраться к дракону, если этот гад крылатый никуда не смылся. Когда дойдешь, скажешь, что тебя отправила я, чтоб не слопал. Возьми с собой посох, который на ярмарке купила. Да, и сбегать лучше ближе к новолунию, сразу после помолвки. – вот что значит предсказательница, все наперед знает, но ничего внятно не скажет. Да еще и маг в придачу, что по ее же словам добавляет ей вредности.
- Вот это подольешь в вино на церемонии, - продолжала она. – проснуться все ближе к обеду и с жуткой головной болью, так что форы на денек тебе выиграть удастся, а может, и больше, если никто не хватится. Да, рюкзак заколдованный. Я с ним еще в молодости путешествовала. Удобная вещь: не рвется, ни истирается, вещей влазит до лешего, а весит раз в десять меньше, чем реально весит все, что туда затолкаешь. Ну все, иди. И удачи тебе, ведьма.
- Но обучение же еще не закончено, - робко поинтересовалась я.
- Все что нужно, ты уже знаешь. Магия у тебя странная, вот и не все выходит, но ты научишься. Прощай. Удачи!
Так же без предупреждения меня выставили за дверь, которая тут же захлопнулась за моей спиной. Вот и пообщались, вот и попрощались. Да еще сказала, что магия странная, а учится надо самой. Как, интересно? Как в четырнадцать, когда я пыталась создать маленький огненный шарик, и спалила полчердака? Или как в семнадцать, когда училась варить зелья, и в темноте перепутала малость ингредиенты, и спалила уже полкухни? А ведь еще оправдание каждый раз приходилось придумывать. Хоть и не средневековье, но люди у нас боязливые, и все, что опаснее магов, занимающихся техникой (а таких единицы, все остальные давно по углам попрятались) сжечь могут на раз-два. И вообще какое-то странное прощание выходит. И почему «прощай», а не «до встречи», как обычно. Не нравится мне все это.
Домой я вернулась уже ближе к вечеру, если не сказать к ночи. Настроение было никакое. И только войдя в Холл, и унюхав приятные запахи жареных пирожков поняла, что еще ничего сегодня не ела. Сначала психовала и о еде даже не вспомнила, потом вина налакалась (это на голодный то желудок), да еще и трезвая осталась. Поэтому сейчас, поплелась наверх, в свою комнату, на ходу отловив слугу, и велев ему занести мне в комнату ужин поплотнее. Видеть никого не хотелось.

Глава 2.

Утром меня разбудило какое-то бурчание над душой. Дэн и Кара спорили кому будет предоставлена честь сообщить мне что-то, активненько отфутболивая эту самую честь друг другу. Неизвестно чем бы это все закончилось, если бы я не начала ворчать, что даже перед смертью выспаться не дадут. Выспаться не дали… стянули живенько с меня одеяло, отобрали подушку и заставили принять сидячее положение. После чего сообщили ту самую новость, ради которой меня собственно и подняли.
- Помолвка через неделю, свадьба через месяц. – Хором сообщили они и уставились на меня в ожидании ответа.
- На помолвке будет весело, а свадьбы не будет. А теперь верните мне подушку и одеяло.
Дэн и Кара стояли и хлопали глазами, пока я отбирала обратно постельные принадлежности. Устроиться спать дальше мне не дали. Привели в стоячее положение и заставили все объяснять. Допрос, то есть, учинили.
- Почему не будет свадьбы? – Дэн.
-Что с помолвкой? – Кара.
- План есть? – Дэн.
- Мы учавствуем! – Кара.
Что-то не так. Совсем не так… пусто как-то. Чего-то не хватает. Не слушая родственников я сосредоточилась на своих ощущениях. Чего-то не хватает. Сильно. Силена! Я не чувствую ее присутствия. Какого..?
Последнее я видимо сказала вслух, потому что на меня посмотрели удивленно.
- Мне пора, - заорала я. Схватив вещи, и натягивая их на бегу, я оставила Дэна и Кару хлопать глазами.

До деревни я долетела за десять минут. Дом горел.
- Какого…? – Все, чтоя могла это стоять и тупо смотреть на пламя, взмывающее до небес. От дома отделился силуэт и шатаясь побрел в сторону леса. Я рванула за ним.
Догнать получилось спустя минут пять. Мужчина. Возраст и внешние данные угадать нельзя. Весь в саже. Судя по фигуре – молодой. До тридцати. Глаза горят, на лице и руках – кровь. Припечатав его к дереву сгустком воздуха я подошла ближе.
- Кто ты? Что с Силеной?
На меня смотрели безумные глаза. Человек с таким взглядом на вменяемого не похож. Что ж такого должно случиться, чтобы дойти до такого? Горе, большое горе.
В мозгу щелкнуло. Прощание Силены, безумие, пожар (дом ведьмы может гореть только как погребальный костер).
- Что с ней? – голос сорвался на крик. Мужчина ухмыльнулся, посмотрел на меня (лучше б не смотрел мне и так плохо), и тихо, через силу:
- Ты ведь знаешь… Знаешь….
Черт… черт, черт, черт… Сил удерживать заклинание не было. Мужик плюхнулся к моим ногам, я чуть тормознув, упала рядом. Почему?... почему… почему. Мысли дробились и путались. Она ведь знала. Знала. Почему ничего не сказала?
По щекам текли слезы. Нельзя. Надо собраться. Нельзя превращать себя в кисель. Никогда. Ни за что. Я медленно встала. Посмотрела на чумазое нечто и повторила, кажется, вопрос:
- Ты кто? – вышло хрипло и глухо.
- Ксандр. – внук, значит.
- Пошли.
Мужик посмотрел на меня с недоверием, но все же встал и пошел за мной. Времени, необходимого на дорогу домой, ему видимо, хватило для того, чтоб оправиться. Уже на подходе к замку он схватил меня за руку и въедливо поинтересовался что мне там надо. Хмуро выдернув руку и не ответив я шла дальше.

В дверях ждал очередной сюрприз. Меня встречал женишок лично. И без того неприятная рожа при виде нас приобрела лошадинные черты. Ну да, видимо у вас, многоуважаемый, даже прислуга так не выглядит.
Пока длилсь немая сцена нашего созерцания, приперлась мачеха и сделала возмущенное лицо. То бишь вернулась к первоначальному его варианту.
- Милая, это кто такой? – А яду-то сколько. Прям собирай – изо рта капает. Ну, мы еще посмотрим кто кого. Я мило улыбнулась:
- Мой любовник. – припечатала я. Немой ступор. – Идем, милый, я покажу тебе комнаты. Ты ведь согласишься со мной пожить? – Все. В шоке все. Я быстро наступила новоиспеченному любовнику на ногу.
- Уууууу… - ладно, сойдет хоть не молчит.
На спектакль начал подтягиваться народ. Вокруг нас уже толпились с десяток слуг, Дэн с Карой, папа, святой отец (прописался он у нас, что ли?), парочка мачехиных подружек и еще кто-то – из-за спин не видно. Блин, надо было продавать билеты.
Пока вся это толпа вникала в смысл происходящего, я уволокла Ксандра в свою комнату, закрыла дверь и опустилась на кровать. Не хотелось ничего.
- Я пришел ночью. Она уже умирала. – Ксандру явно не хотелось говорить, но видимо так ему казалось правильнее. я подняла голову. – Похоже их было много. Одиночки бы не справились. Найду – убью.
Я мысленно с ним согласилась, но оспорить право на первенство расправы не успела. Дверь сотрясалась от ударов. При этом с обратной ее стороны велся оживленный спор на тему кто пойдет ко мне выяснять отношения. Пока выигрывала мачеха. Точнее, орала громче всех. Плюнув на этот балаган и наложив на дверь пару укрепляющих, а заодно еще и одно заглушающее заклинание, я повернулась к Ксандру:
- Что делать собираешься?
- Мстить. – Однозначно и понятно.
- Ты маг?
Тут из-за стены вылетели Кара с Деном. Видимо все-таки нашли потайной ход, жуки… С любопытством уставились на моего гостя, но пока молчали. Ксандру же, видимо, было всё равно есть ли тут кто-то еще.
- Да. Слабже, чем ты. Но всё же... Спасибо, что утащила оттуда. Мне пора.
Что, уже? Не пойдет.
- А ну-ка стоять! – Похоже мы с Деном думаем одинаково. – Не так быстро. Ты вообще кто такой?
Ну ладно, не очень одинаково. Но главное, чтобы он не уходил. Не сейчас.
Ксандр уставился на моего брата:
- Тебе-то какая разница?
Уй, щас что-то будет. И вероятнее всего, что драка.
- Встали в разные углы. Молчать. Слушаем меня. – Пока слушаются. Уф… - Значит так. Дэн, Кара – мои родственники. – Заинтересованный взгляд Ксандра. – Ксандр – внук Силены. – Удивленный взгляд родственников. Ну еще бы, Силене на вид лет тридцать было.
- Так он не любовник? А жаль.
У меня упала челюсть. У Ксандра тоже. Дэн хихикнул в кулак. Кара поняла что ляпнула лишнего и попыталась покраснеть. Выходило не очень, но смотреть было забавно. Обстановка немного разрядилась. Я вытолкала Ксандра в ванную комнату принимать душ и приготовилась отвечать на вопросы родственников.
- Сэта, что он тут делает? И почему в таком виде?
Мда... Дэн всегда умел ставить вопросы правильно. А я всегда терялась, не зная что ответить. «Правду» - подсказал внутренний голос. А почему бы нет?
- Силена умерла. Ксандр видимо приехал в гости, а застал только пожар. – Я села на кровать, взяла с тумбочки расческу и начала собирать волосы в хвост.
- Он не тянет на ее внука. На ее внука даже младенец не потянул бы. А этому твоему Ксандру лет двадцать – дадцать пять. Да и внешне не очень похож. – Всегда поражалась умению Кары разглядывать мужиков. А если уж она разглядела его так подробно, что даже выявила отличия и сходства, значит он ей определенно понравился.
- Ей было сто семдесят два. А мне сорок три. – Блин, чего он так быстро из душа вылез?
У родственников медленно округлились глаза.
- Что?
- Они что, не знают?
- Не знаем чего?
Вот теперь я влипла. Особенно после того как Ксандр припечатал:
- Силена ведьма… Была ведьмой. Я маг. Сэта – тоже ведьма, а после смерти Силены, как ее приемница, глава рода.
- Что? Какая глава рода? – Я чего-то недопонимаю кажется…
- Что? Какая ведьма? – Дэн медленно опустился на пол, Кара присела на диван. Оба были в глубоком шоке.
Ксандр видимо решил что мой ответ на мой вопрос преимуществен, повернулся ко мне:
- Обряд приема в род был?
- Был. – выдала я робко.
Вот черт. Черт, черт, черт… Так, спокойно. Я что-нибудь придумаю.
- Почему ты ничего не рассказывала? – обиженно спросил Дэн.
Так, Сэта, спокойно.Сейчас все им обясни.
- Я дала обет молчания. В принципе это стандартная процедура при обучении. Особенно после запрета на любую магию кроме технической. Силена же – боевой маг, ведьма. Это как минимум незаконно. Единственное но в этом правиле, если родственник будет предполагать что член его семьи имеет отношение к магии, маг может раскрытся,. Либо же родственнику может рассказать постороннее лицо.
Дэн и Кара сидели в шоке и преваривали сообщенные им новости. Ксандр щеголял в полотенце на бедрах, на что я только что обратила внимание. И еще заметила что он действительно очень красив и мало похож на бабушку. Минут пять все молчали, думая. Потом Дэн встал и вышел через все тот же проход. Кара последовала за братом. Ксандр, соответственно, остался у меня.
Молчание всегда было невыносимо для меня. А сейчас давило как-то осбенно пакостно. Я встала, нарыла в нижнем ящике стола сигареты и закурила. Ксандр удивленно смотрел на меня, но продолжал молчать. Я Прошла к окну а распахнула одну из створок. Внизу был огород. Какая-то служанка полола грядки, еще одна выкапывала редис. Все как-то привычно. А ведь только что мой мир перевернулся.
- Я собираюсь найти дракона. Если хочешь, пошли со мной. В любом случае, сперва нужно будет зайти в столицу. Дойдем до туда вместе, так проще наверно будет.
Ксандр посмотрел на потолок, потом на меня, и снова на потолок. Говорить ему видимо не хотелось. Или обдумывал мое предложение. Кто его там знает? Ладно, пусть пока думает, а мне нужно кое-что еще собрать. Да и не думаю что Кара с Дэном ушли надолго. Значит, надо побыстрее все закончить и придумать объяснение.

@темы: творчество